Страница 4 из 4 ПерваяПервая 1 2 3 4
Показано с 61 по 67 из 67

  Нажмите для перехода к первому сообщению от администрации в текущей теме.   Тема: Конкурс “Записки о любви”

  1. #61

    Re: Конкурс “Записки о любви”

    Каждый год в день летнего солнцестояния у короля каждого королевства появляется возможность призвать в великий мир Теоса героев для защиты своего королевства. И так начинается история нашей маленькой героини.

    Однажды в мир Теоса Король Марс из королевства Аврора призвал героев, среди них оказалась и наша героиня.. Она не знала для чего была призвана, но король объяснил ей, что она была призвана для защиты его королевства и даровал волшебную лиру, что увеличивала свои силы исходя из возможностей его владельца. Так начались приключения нашей героини. Она начала развивать в себе магические силы и у нее открылась способность к исцеляющим талантам. Во время ее приключений ей встречались и другие герои: кто то ей помогал и обучал ее, а некоторые были злыми героями и пытались убить ее. Так наша героиня познакомилась с одним юношей – он тоже хотел убить ее, но она спаслась бегством от его острых стрел. Со временем наша героиня развилась в прекрасного сильного барда и поступила на службу в гильдию. Но кто бы знал что судьба-злодейка подготовила ей? Злая шутка судьбы – в стенах гильдии Одиночка вновь повстречала юношу что когда то пытался ее убить и так началось общение между этими двумя героями. Они начали вместе выполнять задания гильдии и защищать королевство от вторжений. И однажды сердце девушки пронзила стрела шутника Амура и она влюбилась в юношу. А юноша ответил взаимностью на ее чувства. Наши герои со временем сыграли свадьбу в стенах алтаря в Ромене. Но юноша ушел по приказу короля в чужое королевство – Сатурн и девушка осталась одна. Она сильно скучала по своему герою и решила пойти за ним следом в чужое королевство. Там она его встретила и они поклялись быть вместе не смотря ни на что - в каких бы мирах и королевствах они не оказались.

    P.S. Данная история имела реальное воплощение в жизнь. Мы с мужем встретились в игре и продолжаем жить вместе в игре и в реальной жизни. Спасибо за нашу встречу проекту GameNet, в частности игре Blood and Soul.

  2. #62

    Re: Конкурс “Записки о любви”

    ***

    Мир Теоса во времена Мора, восставшие из мёртвых Марс и Леонора, ставшие Святыми, демоны, сражения – все эти истории мне рассказывала ещё моя прабабушка, когда я была совсем ребёнком. В детстве эти рассказы от Мистик вызывали во мне непревзойдённый восторг, а теперь, когда я смотрю на то, во что превратился Мир Теоса, мне не верится, что когда-то люди сражались плечом к плечу друг с другом и с Архангелами.

    В мой век процветает беззаконие, люди, позабытые Святыми Архангелами, погрязли в сражениях с чудовищами и войнах друг с другом. Единственное, в чём принимают участие Марс и Леонора (да и то, признаться, лишь косвенно) – это посвящение в бойцы. Любой желающий житель Теоса по исполнению ста восьмидесяти лун может прийти к Святым, чтобы поговорить с оружием и принять его.

    Мне двести пятьдесят две луны, и я уже шестьдесят лун как маг. За моей спиной тяжёлый крест (буквально) – древний магический артефакт, который я раздобыла (читать: выкрала у монстра) в одном из многочисленных подземелий. Хоть Мор, казалось бы, и был окончен, но по всему свету остались разломы земной коры и межизмеренческие трещины, ведущие в пристанища демонов и самых различных опасных существ. После Великой Войны в таких разломах-подземельях осталась масса оружия, золота, да и вообще много всяких полезных штуковин. Где-то даже слонялись неприкаянные эльфы и духи, хозяева которых погибли в Войне против Мора. Имея при себе необходимые атрибуты и, разумеется, развитую силу воли, с этими существами даже можно было заключить контракт или вовсе связать их путами, подчинив силой, но на такое были способны немногие люди. В конце концов, что эльфы, что духи – мастера чар, им ничего не стоит очаровать людей и поглотить их душу.

    И к слову о последних. Духи. Во времена моей прабабушки Мистик духи были защитниками и соратниками людей, бились бок о бок. Но духи поддались скверне, что распространяли демоны Мора, и взбесились, выступив против людей. Итогом этого стала процветающая работорговля духами. Почти везде есть подпольные аукционы, а в столице – в городе Тарио – находится самая большая торговая площадка по продаже этих потусторонних существ. Любой желающий может приобрести себе духа, но, соответственно, сложно там найти себе сильного защитника. То ли дело подпольные аукционы. Конечно, там плата берётся куда больше, но и духа себе можно подобрать под стать.

    Именно за этим я и прибыла в Сноулэнд – холодную и мрачную страну. Именно здесь я появилась на свет, именно здесь ночами, когда завывал ветер, бабушка рассказывала мне сказки, а мама пела колыбельные. Очень давно я покинула это место и не собиралась возвращаться. И не вернулась бы, если бы не слухи, которые гуляли в Лесу Теней.

    Я ступаю по Заснеженному городу, местные жители удивлённо оборачиваются мне вслед: нечасто увидишь в этих холодных краях человека, который не кутается в десять шуб. Но что магу мороз да вьюга? Одно заклинание – и готово.

    Я осматриваюсь, пытаясь найти девушку, с которой договаривалась о встрече. Вот она я, стою на центральной площади, но так и не вижу в округе ни одного барда, не то что нужного.

    – Айрин! – слышу я позади и оборачиваюсь на оклик.

    Изящной походкой ко мне приближалась знакомая девушка, облачённая в длинное ярко-жёлтое платье и меховую шубку; в руках она держала золотую лиру.

    – Мирта, – киваю я девушке в знак приветствия. – Сколько лун, сколько солнц?

    Вот она-то мне и нужна. Она – мой пропуск на аукцион.

    Вообще-то мы с ней знакомы с пелёнок. Жили по соседству, часто играли во дворе и мечтали вместе однажды поступить на службу к Архангелам. Возможно, так бы оно и сложилось, если бы не тот роковой день…

    – Да уж много и лун, и солнц прошло с нашей последней встречи, – говорит девушка, поправляет собранные в пучок тёмно-синие волосы и улыбается. – Давно тебя здесь не видела, Айрин, да и не думала, что снова увижу. Помнится, ты не собиралась возвращаться.

    – Я прибыла ненадолго, буквально на одну ночь, завтра меня здесь уже не будет.

    – В самом деле? Очень жаль. Что же, в таком случае, позволь мне хотя бы предоставить тебе ночлег на эту ночь.

    – Мне не хотелось бы теснить вас, – говорю я, в неловкости загибая собственные пальцы. – Да и столько лун прошло…

    – Ну что ты, дорогая! – восклицает бард и берёт мои ладони в свои. – Семья Посс всегда была желанна в нашем доме и будет, сколько бы лун не прошло! Матушка будет рада увидеть тебя, Айрин.

    – Я и правда не знаю… – старательно отвожу взгляд и переминаюсь с ноги на ногу – да мне бы в актрисы, потому что Мирта верит.

    – Айрин, я настаиваю, – мягко говорит девушка и заглядывает мне в глаза. – Мы будем рады приютить тебя и на больший срок, а тут всего лишь одна ночь.

    Я киваю. Незаметно веду пальцем, создавая мягкое незаметное пламя у щёк, вынуждая собственную кожу покраснеть. Мирта улыбается мне, ведясь на моё подделанное смущение, и я приподнимаю уголки губ в ответ. Мне почти жаль.

    ***

    Её матушка, Изольда, и впрямь была рада меня видеть. Они сытно покормили меня и постелили мягкую перину, наполненную перьями лунокрылок. И мне почти стыдно за то, что я собираюсь сделать, но пути назад нет. Я жду глубокой ночи. Когда Изольда и Мирта засыпают, открываю походную сумку, из которой выбирается Азраэль – демон-эльф, мой фамильяр.

    – Ну наконец-то, я так устал торчать в этом грязном мешке, – выплёвывает чертёнок и расправляет маленькие крылышки.

    – Не забывай свою задачу, Азраэль, – говорю ему я. – Ты должен найти эльфийку. И максимально тихо.

    – Обижаешь, человечек, – хмыкает демон-эльф и исчезает из моего поля зрения.

    Пока Азраэль ищет Тарью – редкого и безумно дорогого эльфа, – я готовлю магические атрибуты, с помощью которых смогу создать временные путы и подчинить это существо. Безо всяких сомнений, с моей стороны подло красть семейного эльфа, но это единственный способ попасть на аукцион и завладеть Микалом. Конечно, я могла бы и купить её, а не красть у старых друзей своей семьи, но Тарьи, коих очень немного во всём мире Теоса, стоит едва ли дешевле древнего духа-бога, а богатой меня не назовёшь. Конечно, заказы на чудовищ и сбор ингредиентов заставляют золото звенеть в кармане, но вот выкупить монеты стоило мне больших усердий.

    Как бы то ни было, в одном я уверена: игра стоит свеч. Этот дух поплатится.

    ***

    На мне привычный «Алый элегантный наряд». Наверное, единственная разработка модельеров за последние луны, которая прикрывает полностью и грудь, и задницу, за что мной и любим. Не знаю, как девушки ходят в платьях и юбках, ведь это ужасно неудобно в битвах. Впрочем, их, кажется, всё устраивает. На левом

    плече сидит довольный и накормленный Азраэль, а над правым плечом парит Тарья. Светло-фиолетовые глаза эльфа затянуты туманной поволокой, она привязана ко мне путами. Жестоко, возможно, но всё того стоит. Так я решила.

    Аукцион проходит в отдалённом от всех городов и деревень Сноулэнда месте, даже более того – в трещине между измерениями. Опасно, но тем, у кого есть Тарья в фамильярах такое не страшно. И всё равно все эти богатеи – те ещё психи.

    Уже почти пришла. Я надеваю красно-белую маску на своё лицо: тайные грандиозные аукционы абсолютно анонимны.

    – Азраэль, следи за Тарьей. В случае чего, ты должен удерживать путы.

    – О’кей, – безразлично тянет эльф и уминает пудинг, проглот несчастный, но он заслужил: хорошо поработал.

    ***

    Внутри мрачно, помещение едва освещается магическими камнями, но сцена… на сцену устремлены два больших кристалла, которые увеличивают область и силу света, исходящего от камней. Здесь не тесно, тихо. В общем-то, присутствует только «элита» наших краёв: все те, у кого есть деньги, чтобы купить Тарью. Ну или те, чей эльф являлся защитником семьи. Или воры вроде меня…

    Спустя несколько мгновений начинается аукцион. Первый лот, совершенно меня не интересующий, – магическое оружие Святой. Его выкупает какая-то женщина с номером двадцать семь.

    И так далее… Выставляются лоты бесполезные, скучные, лишь изредка интересные. Но здесь я не ради всех этих побрякушек или диковинных животных, нет. Всё гораздо серьёзнее.

    – Итак, дамы и господа! Завершающий лот нашего аукциона! – мужчина в цветастом и слишком уж пёстром наряде говорит громко и бодро, интригуя толпу. – Дух среди Богов! Бог среди духов! Он станет Вашим лучшим приобретением! Ваш дух, Ваш раб, Ваша сила, которую Вы можете использовать, как пожелаете! Микал!

    Толпа ахает. Ахает и взрывается. Слышатся выкрики, люди поднимают свои номера, предлагают сумму больше и больше. Я молчу, выжидая «крайней» суммы. Вот эквивалент плавно перешёл из золотых в монеты. Набирается, набирается… Тишина.

    – Пять тысяч пятьсот монет! Раз… два…

    – Пять тысяч шестьсот монет! – выкрикиваю я, поднимая вверх табличку с номером.

    – Новая сумма! Ну, кто же больше?! – задорно голосит ведущий аукциона.

    – Шесть тысяч монет! – слышу я из другой стороны зала мужской голос.

    Нет уж, дружок, это моя добыча.

    – Шесть тысяч сто, – говорю я.

    – Шесть тысяч сто пятьдесят, – отвечает он.

    – Шесть тысяч пятьсот.

    – Семь тысяч монет! – выплёвывает он.

    И я слышу этот сломленный тон. Больше он предложить не может. Значит, и мне нет смысла отдавать больше.

    – Семь тысяч и десять, – называю я последнюю цену.

    И в зале действительно стоит тишина. Я слышу лишь как мужчина выплёвывает ругательство.

    – Какую борьбу мы только что увидели, дамы и господа! Кто-то назовёт цену больше? Потягается с миледи под номером сорок один? Неужели никто? – голос ведущего звучит наигранно разочарованным. – Семь тысяч и десять монет – раз! Семь тысяч и десять монет – два! Семь тысяч и десять монет – три! Продано даме в алом костюме под номером сорок один! – заключает мужчина и стучит молотком по трибуне. – Госпожа под номером сорок один может пройти за кулисы и получить своего духа уже сейчас!

    Я поднимаюсь со своего места и иду туда, куда пальцем указывает мужчина. Теперь дело осталось за малым – путы и последующий контракт.

    ***

    В первые сутки-двое-трое (зависит от силы пут и душ, которыми кормили духа) обычно купленные потусторонние существа ни на что не реагируют. Сдерживать неприкаянного духа довольно сложно, так что аукционеры обычно насильно пичкают их душами магических эльфов, которые содержат в себе сильную концентрацию парализующего волшебства. Микал исключением этой процедуры не стал.

    Так что, как только Азраэль максимально незаметно доставил Тарью в её дом и вернулся ко мне, я использовала свиток перемещения на Гору Смерти. Перед глазами возникает знакомая холмистая местность. Вокруг зелено, высокие вековые деревья с яркой кроной завораживают, самые разнообразные цветы привлекают взгляд. И людям не этих краёв невдомёк, почему столь живописное место называют Горой Смерти. Но существа, что поселились здесь после Мора, опаснее даже многих из тех, что живут в трещинах измерений. Но если монстра ты увидишь всегда и даже, если повезёт, сможешь унести ноги, то вряд ли ты будешь ожидать, что какой-нибудь невероятной красоты цветок вдруг дёрнется в твою сторону, выпустив из лепестков зубы, и сожрёт тебя. Флора этого места была заражена скверной особенно сильно.

    Впрочем, это столь оживлённая природа здешних обитателей не пугала. В конце концов, я далеко не редкая жительница Горы Смерти. Пожалуй, это место было вторым по количеству заселённости – сразу после Тарио.

    Я пробиралась сквозь густые заросли леса. Лианы тянулись к моим ногами, вились словно змеи, но я ловко переступала и перепрыгивала через них, надеясь избежать боя. Здешние места я знала как свои пять пальцев, так что предполагала, что смогу добраться без боя: силы следовало беречь для заключения контракта с Микалом. Этот дух сильнее других, так что неизвестно, сколько путы смогут держать его в столь подвешенном состоянии. Однако если будучи в путах, он может мне навредить, то сразу после заключения контракта – нет. Беззащитный, безвластный. Он ответит за всё.

    Нужно лишь добраться до дома. И желательно без траты магической энергии.

    ***

    Я захожу в небольшой домик, что скрыт в чаще леса. Сколько бы я ни распиналась о местных чудовищах, но, чего таить, местные люди были куда опаснее. Мародёры, убийцы, воры – слишком частое и слишком нормальное в моём мире явление. Да и чего речь вести? Архангелы сидят в Тарио, высоко над землёй, оставив нам мир Теоса… только вот неясно, для чего? Для разрушений?

    В общем, если не усложнять всё никому не нужной философией – люди опасные. Есть даже целые гильдии, которые принимают заказы на убийства. А есть те, кто убивают удовольствия ради. Так о чём вести речь?

    Я и сама не святая, каюсь. Но я убивала лишь в целях самозащиты. Да и что бы вы сделали на моём месте? Когда прямо на вас несётся чудак с копьём наперевес.

    Но все эти размышления у меня уже от нервов. Потому что я дома. Потому что передо мной в магическом кругу стоит Микал. В моих руках всё, что только нужно для связывания наших душ контрактом. Но я стою, смотрю на него, а этот бесёнок Азраэль лопает пудинг и хихикает надо мной, и гадко ещё так. Паразит. Надо спрятать всё сладкое.

    – Микал, – в итоге говорю я; мой голос немного меня подводит, но это ничего. – О, бог духов! Пожиратель душ! Смотри на меня, смотри в мои глаза, смотри в мою душу. В моих руках ядро души, что была соткана для тебя из сотни погубленных душ. Вокруг тебя кровь невинных и чистых детей, что я осквернила духом смерти.

    В глазах Микала по-прежнему нет ясности. Его разум всё также затуманен магическими душами эльфов, что мне лишь на руку. Провести ритуал и заключить контракт можно и без согласия духа. Вообще, как-то так повелось, что это потусторонним существам нужно согласие смертных на сделку, но вот смертным… Достаточно тебе согласиться, полоснуть ритуальным кинжалом где-нибудь по коже, как «бам» – вспыхивает голубой дьявольский огонь, и сделка уже в силе.

    И я делаю всё ровно по шаблону: ритуальный кинжал, разрез вдоль по запястью, моя кровь капает в магический круг, а затем вспыхивает огонь. Я скармливаю Микалу ядро (о его качестве я позаботилась), и его глаза наконец становятся ясны. Они сияют огнём. Они горят во мраке комнаты. Горят ярче, чем синее пламя, окружившее нас. Завораживающие, манящие. Словно самый дорогой солнцевик, что можно увидеть лишь на оружии Марса.

    – Микал, отныне и навсегда твоя душа подчиняется моей воле, – холодно говорю я.

    Всё в моей душе дрожит в этот момент: существа не нашего мира на самом деле сильно волнуют человеческое тело. Могут вызывать панику, учащённое сердцебиение, а особенно неподготовленных могут и с ума свести. Но я держу спину ровно, смотрю прямо в его глаза, в которых понимание и… скорбь?

    – Могу я узнать, как зовут мою госпожу?

    – Айрин. Айрин из рода Посс, – отвечаю я.

    Словно какое-то узнавание мелькает в этих оранжевых глазах, а затем дух складывает руки на груди и смотрит на меня. Спокойно, как-то снисходительно и слишком… не знаю. Как будто Мать Драконов смотрит на кусающих её за лапу огров.

    – Чем я могу быть полезен госпоже Айрин из рода Посс? – услужливо спрашивает дух.

    И это заставляет меня дрожать от злости и негодования. Я сильно сжимаю руки в кулаки, впиваясь короткими ногтями в мозолистую кожу на внутренних сторонах ладоней. Хочет казаться безобидным? Чего он добивается подобным поведением? Хитрый ублюдок.

    А вот теперь, думаю, настало время сказать о причинах того, почему я восемьдесят четыре луны убила на поиски Микала. В начале своей истории я упомянула и прабабушку Мистик, и то, что духи во время Мора были заражены скверной и выступили против людей. Однако история не была бы так проста, не будь духов, что не поддались скверне, но возглавили восстание против человеческого рода. Как думаете, кто был одним из тех, кто являлся генералом духов и не подцепил Моровскую заразу?

    Убийца моего прадеда, убийца братьев моей матери. Тот, кто заразил скверной, медленно пожирающей душу и сознание, мою бабушку. Тот, кто украл половину души моей мамы ещё в детстве, из-за чего та рано скончалась.

    Убийца. Убийца моего рода. Микал. «Дух богов и бог духов». Великий и могущественный для всех, для меня он был проклятьем моего рода. Люди жаждали его силы, а я жаждала его смерти.

    А теперь он стоит передо мной, смотрит мне в глаза этими горящими глазами и молчит. Ведёт себя так, словно покорился.

    – Ни секунды не думай, что я верю твоему послушанию, – шиплю я яростно. – Разве духи-боги вроде тебя не всезнающи?

    – Что Вы хотите, чтобы я сказал Вам, Айрин? – спрашивает у меня Микал, тон его голоса ровен. – Что я знаю причину того, почему Вы стоите передо мной? Вы хотите слышать, что я искренне сожалею? Я сожалею, Айрин, но Вам не нужны ни мои сожаления, ни извинения, ни оправдания.

    И он замолкает. Я стою в смятении посреди комнаты. Потому что попал. Попал по всем пунктам, а я и не знаю, что мне ответить на его слова.

    – Убийца.

    – Но принесёт ли Вам облегчение моя смерть? Станете подобна мне, коли поднимете свой артефакт, дитя.

    – Зубы мне не заговаривай.

    – Ты ещё погавкай на него, Айрин, – слышу я смешок Азраэля.

    Что же… как бы этот эльф не раздражал, но он прав. Спокойствие. Мне нужно сохранять спокойствие. Я не могу убить Микала прямо сейчас. Я должна сделать это медленно и мучительно. Я должна уничтожить его душу. Разломать её по кусочкам и растоптать каждый. За всю ту боль, что он причинил прабабушке, маме, всем людям…

    – Вы уже не лучше меня, не так ли, госпожа? – с печалью в голосе говорит дух.

    – Я не убийца.

    – А кровь детская для ритуала заключения контракта – не детская и не кровь вовсе? – горькая усмешка появляется на его лице, а в голосе сквозит сочувствие.

    Словно обухом по голове.

    ***

    Микал не кричал, не стонал, не издавал ни звука. В его душу раз за разом впивались наколдованные мной молнии, причиняя адскую боль (люди обычно верещали), но дух молчал. А мой эльф с подозрительной жалостью косился на Микала.

    С тех пор, как я осознала, что была настолько одержима мыслью о мести, что в действительности убила многих, прошло две недели. И на протяжении всех двух недель я вымещала страх от осознания собственных поступков на Микале. Но дух не проявлял непокорности, не пытался хоть как-то ослабить удары магического артефакта (хотя это было в его силах: прямого приказа, запрещающего подобную хитрость, я ему не давала).

    А затем прошёл месяц. Магия не разбивала души Микала, мой артефакт треснул и не был более пригоден. Ни силы Азраэля, ни силы магических оружий не могли раздробить души духа. Моя сила за счёт могущества Микала тоже возросла, мне даже не нужны были артефакты, чтобы использовать её, однако и я не могла причинить этому существу вред.

    И много времени я потратила на то, чтобы раздобыть старинный фолиант, описывающий ритуал по разбиению столь сильной души. Не без помощи Микала я его нашла и достала, но это не имеет значения. Потому что мы стоим в Храме Аскеза, а в походной сумке за спиной всё необходимое. В этот раз… я точно уничтожу духа раз и навсегда.

    Этот ритуал требует от меня куда больше сил, приготовлений и времени, но оно у меня есть, а остальное не так важно.

    На подготовку всего необходимого ушло семь солнц. Работа с драгоценными камнями и артефактами очень кропотлива, да и из душ эльфов не так просто собрать качественное магическое ядро, осквернённая кровь тоже требует особой магической работы. Но хоть я и потратила столько времени, сожалеть было не о чем.

    Почти.

    Какой бы ненавистью я ни горела к Микалу, мне сложно было откинуть мысли о том, что он помогает мне. Даже зная, что это всё его убьёт, он рассказывал, где достать тот или иной артефакт, сдабривая сухую информацию интересной легендой. Да и эти его грустные глаза… Теос на мою голову… И почему всё так сложно?

    Не то, чтобы я в один момент подумала, что можно оставить его в живых, нет. Просто я всё чаще склонялась к тому, что, возможно, следует выслушать и его версию событий. Разумеется, рациональность внутри меня кричала, что духу ничего не стоит меня обмануть.

    Так что дела обстояли так: совесть кричала на сердце, разум кричал на совесть, а моя душа просто не прекращала орать как долбанный птицеящер, – а снаружи лишь моё постное лицо, с которого похихикивал фамильяр Азраэль.

    ***

    Но всё же настал нужный день. Всё было готово: и все предметы, и я, и Азраэль, который также был необходим для проведения ритуала Очищения и Раскола. Во всяком случае, так он был обозван в фолианте. Ох уж мне эти пафосные названия.

    И всё шло по плану. Был пройден первый этап Очищения. Суть его в том, что разрывается контракт между человеком и духом. Как гласили записи, это делается для того, чтобы дух не мог забрать с собой часть твоей души, что в ходе Раскола при использовании магических камней вполне возможно. Из-за разрыва контракта мне и потребовалось магическое ядро – ослабить Микала и связать его путами.

    Всё шло прекрасно. Идеально.

    Но иногда в жизни случается такое странное «вдруг», и всё идёт ко дну. Так и случилось.

    Все мои труды, занявшие семь солнц, просто в одно мгновение превратились в пепел. Передо мной стояла моя смерть, а я не могла и пальцем пошевелить, очарованная красотой Микаэлы. Богиня духов, Дух божественного света – Микаэла. Невероятно чарующее своей внешностью существо: золотой шлем с четырьмя рогами, огнём горящие волосы струились по тонким хрупким плечам, но самое прекрасное – крылья. Огромные, белоснежные крылья.

    – Микал, брат мой, – голос её был нежен и мягок, чаровал ещё больше, и казалось, будто солнце перетекает по венам; я не могла пошевелиться.

    – Сестра, – кивнул Микал ей в ответ.

    Глаз Микаэлы не было видно за тенью от шлема, а её голова была повёрнута в сторону духа, но я чувствовала, что всё её внимание приковано ко мне. Она была похожа на кошку, готовящуюся к прыжку. Богиня духов была спокойна, но натянута словно струна, она была в любой момент готова атаковать. А я до сих пор не могла и моргнуть. Запоздало до меня дошло, что это влияние её чар.

    – Эта человеческая девчонка собиралась убить тебя, брат. Не мешай мне, – от звенящего эхом голоса Микаэлы по моей спине пробежались мурашки.

    – Сестра, – говорит дух. – Я не могу позволить тебе ранить это дитя. Прошу: обойдёмся без ненужных битв, – голос Микала был серьёзен, от него веяло холодом и надеждой.

    – Микал, – голос красивой богини звучал грустно. – Я лишь надеюсь, что ты не пожалеешь, дорогой.

    А потом она растворилась в воздухе, словно её и не было. Я могла лишь широко распахнутыми глазами смотреть на Микала, что защитил меня от… этой ужасающе-прекрасной богини. Вопрос один: почему?

    Дух протянул мне руку и помог встать. Я с недоверием смотрела на него, но в душе моей теплилось странное чувство…

    – Госпожа? – мягко позвал меня дух, легко сжав мою руку.

    – Айрин, – отвечаю я, сжимая его ладонь в ответ. – Просто Айрин.

    Глаза его, сияющие тёплым огнём, смотрят прямо в мои. У меня нет повода верить ему, нет…

    – Я предпочёл бы быть прикаянным духом, – с лёгкой улыбкой говорит Микал. – Ты же знаешь, как заключаются добровольные контракты, Айрин?

    Я медленно киваю и тяну его к себе, схватив край кирасы. Наши губы соприкасаются, вокруг нас сияет голубой огонь, а на наших кожах выжигаются магические метки.

    Осталось лишь разобраться с этим странным чувством, заставляющим трепетать моё сердце…

  3. #63

    Re: Конкурс “Записки о любви”

    История любви Микала и Микаэлы

    Давным-давно, в далёком волшебном царстве под названием Теос жил-был одинокий, злой и очень уродливый юноша. Он был настолько уродлив, что при одном его виде трескались зеркала, увядали цветы, а вместо птичьего пения вокруг раздавались хиты Аркадия Укупника. «Я на тебе никогда не женюсь!..» - беспрестанно доносилось откуда-то из чащи леса.

    Но в один злополучный хмурый день против юноши взбунтовались местные жители: люди, эльфы, драконы и даже бабки с пустыми вёдрами. По всему царству начались массовые митинги и шествия с призывами снизить пенсионный возраст, а также изгнать уродца из царства и заточить в далёкой тёмной пещере, в которой проживал смертоносный и могучий кровожадный дух. На том и порешили – отвезли и заточили его там навечно!

    И вот, оказался наш отрок наедине с самим собой и с грядущей смертью. Несколько дней бродил он по коридорам пещеры в надежде найти выход. Бродил, пока не захотелось ему «по-маленькому». Сошел злой юноша с основного пути, дабы справить нужду, и сделал это на старую заколдованную каменную статую какой-то женщины. Но то была далеко не статуя! То был спящий кровожадный дух Микаэла, профессионально изучившая боевые навыки маскировки в диких условиях за долгое время пребывания в каменной пещере.

    И пробудился кровожадный дух, почуяв на себе последствия природной необходимости. Но злой и уродливый парень не испугался Микаэлу, а спросил, как зовут и почему она здесь. В итоге поведали они друг другу свои истории. Парнишка рассказал о своей нелёгкой доле, а дух – об одиночестве, которое удерживает её внутри пещеры. И, как это обычно бывает в сказках и волшебных царствах, оба абсолютно случайно оказались поклонниками творчества Аркадия Укупника!

    Увидев в юноше измученного судьбой, но сильного и непоколебимого воина со слабым мочевым пузырём, отдала Микаэла парню часть своего злого могущества, обернула его в демона и вышла за него замуж прямо в пещере! А поскольку она была слишком горда собой, а имя Автандил Елисеевич звучало вовсе не демонически, нарекла она его в свою честь – Микалом!

    Так и появилась на свет страстная любовь Микала и Микаэлы. Выбрались они из темной каменной пещеры и стали мстить всем жителям царства за свои мучения. И чем крепче была их любовь, тем сильнее они становились. Их боялись все: люди, эльфы, драконы… бабки с пустыми вёдрами и даже «налоговая»! Каждый день они держали царство в страхе, а под вечер, уходя в закат, наслаждались любимыми хитами Укупника…

  4. #64

    Re: Конкурс “Записки о любви”

    - Знаешь, почему сердце считают символом любви?
    ЩЕЛК!

    ПАРЕНЬ И СТАРИК
    Парень продрался сквозь кусты на поляну с костром, возле которого сидел на бревне старик. Рядом лежали сумка, части доспеха и меч.
    - Здравствуйте, можно я.., - робко спросил парень.
    - Давай, подсаживайся. Водички хочешь? – мужчина надпил из фляги и протянул ее пришедшему, но вдруг сморщился и схватился за бок, - Подранили меня немного, -обьяснил он, - ты пей, не стесняйся, вода хорошая, родниковая.
    - Спасибо, - парень присел на бревно, принял флягу у седоволосого и сделал осторожный глоток. Вода оказалась действительно хорошей – прохладной, расслабляющей и бодрящей одновременно.
    - Не боишься один идти? - улыбаясь спросил седой, - в здешних местах ведь давно нечисть гуляет, а недавно, люди поговаривают, даже вампиры появились.
    - Боюсь. А что поделаешь? Идти надо, а больше никто не согласился, - парень протянул руку к костру, - я про кровопийц тоже слышал, да только, думаю, байки это все, давно уж всех повыбили. Другой нечисти много, а вот вампиров не видал никто, так, одни слухи.
    - А мне, знаешь, доводилось встречать как-то.
    Парень оценивающе посмотрел на старика, пожал плечами и сделал глоток из фляги.
    ЩЕЛК!

    ОХОТНИК И ДОБЫЧА
    - Взялся я однажды за задание, - начал раненный старик, - ну, знаешь из тех - завали сотню мелких чудищ, собери рога да хвосты и будет тебе счастье, удача и мешок зерна в придачу. Сначала, еле нашел их. А потом, как срубил парочку, они, начали лезть, как из под земли, только отмахиваться успевай, - дед слегка потянулся, разминая затекшую спину, - а потом такой толпой поперли, что я подумал, как бы самому ноги унести. Побежал так, что только пятки сверкали. Уже, вроде оторвался, как вылетает из-за кустов одна из этих зверюг, только не обычная, а большая такая и валит меня с ног.
    Вдруг, кусты зашевелились и на поляну к костру выпорхнул, а вернее выпорхнула девочка-эльф, но резко остановилась и ощерила зубки.
    - Киви! – воскликнул дед, - а я то думаю где это ты подевалась?! Опять сбежала с лесными фейри гулять, - эльф с виноватым личиком подлетела к старику. Тот протянул ей вытянутую из сумки шоколадку. Выхватив ее, милашка уселась на бревно и вцепилась в шоколадку острыми зубками.
    Парень улыбнулся, глядя как она уплетает плитку.
    - Так, что ты говорил? – спросил молодец, переводя взгляд на деда. Хотя, вовсе он и не старый, - подумал парень, просто, очень уставший, что - ли.
    - Я уж думал, конец мне, - продолжил историю, незадавшийся охотник, - лежу на земле, оружие куда то отлетело, а это чудище уставилось на меня и сейчас в горло вцепиться. И тут прямо ему в глаз прилетает стрела, а с холма уже, убирая лук за спину, спускается мой внезапный спаситель.
    - Привет, я Милли, - сказала, откинув капюшон девушка, и протянула руку.

    СТРЕЛОК И ВОИН
    - С тех пор мы всегда вместе ходили на задания, прикрывая друг друга, она мне стала как родная сестра, хотя сестры у меня никогда не было и потому я не знаю как это на самом деле. А однажды отправились за драконьей кровью. Какая-то семейка решила завести дракона! Представляешь? И этому чудищу, надо было регулярно давать кровь и когти. Понятия не имею, зачем они ему, - мужчина засмеялся, - но деньги нам обещали просто безумные.
    Парень улыбнулся и поднес флягу к губам, продолжая слушать.
    ЩЕЛК!
    - … вобщем, добиваю я своего последнего, а кровь из руки так и хлещет, уже еле меч могу держать. Оглядываюсь, а Милли нигде нет, меня аж пот прошиб. Как ,вдруг, одна из туш зашевелилась и из под нее выбралась моя названная сестра. Прихрамывая, подхожу я к ней, смотрю на нее, а у самого в груди такое чувство, знаешь, будто воздуха не хватает. А лицо у нее в грязи, губа разбита, кровь течет и одна прядка волос из капюшона выглядывает и в крови измазана. Стою як как баран, улыбаюсь по идиотски, смотрю на нее и что-то внутри мне говорит, - не, не сестра она тебе, не обманывай себя.
    - А дальше, - не удержался парень. В голове у него все крутилась какая-то мысль, что никак не давалась в руки.
    - А дальше, - мужчина усмехнулся, - а дальше я без сознания свалился - крови много потерял. Как она меня до Тарио дотащила ума не приложу.
    Вдруг тьма у ног мужчины зашевелилась и в ней возникли два светящихся глаза, слушатель встрепенулся, и разглядел кошку, - как только раньше не заметил? Кошка мяукнула.
    Рассказчик нагнулся и погладил пушистый комок, - Никс, проснулась? - Кошка повернулась и замурлыкала.
    Мысль все витала на краю сознания. Легкая тяжесть легла на веки парня и чтобы прогнать ее, он глотнул немного воды.
    ЩЕЛК!

    МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА
    - …как бросила?, - я смотрел на Милли.
    - А что я должна была делать, ты умирал! Дурак! Да, пришлось бросить, нужно было выбирать что тащить – тебя или проклятые драконьи когти!
    - Ты… Это… Я…, - я смутился и понял что от волнения говорил не то, совсем не то что собирался, - прости меня, спасибо…
    - Придурок! – Она развернулась и резко вышла из комнаты. Одна из прядок ее волос все еще была красной. Оказалось что кровь какой то из тварей, просто идеально закрашивает волосы и ее совсем невозможно смыть или даже перекрасить.
    - Я люблю тебя, - тихо прошептал ей в след.
    - Сглупил ты тогда, - парень наклонился и ткнул пальцем в сторону рассказчика.
    - Еще как, полная лажа!
    Глоток воды.
    ЩЕЛК!
    - …Я стоял обнимая ее и мы смотрели в глаза друг другу, а потом наши губы прикоснулись и не осталось в мире ощущения иного кроме бесконечного уюта и теплоты…
    Парень встрепенулся, будто проснувшись. Внезапно, он уловил таки, неподатливую идею, - он понял что совсем не помнит историю что уже около часа рассказывает сидящий у костра среди леса мужчина, только какие-то фрагменты, но это его почему-то не особо беспокоит.
    - Ты говорил что-то про встречу с вампиром.., - из дальнего угла сознания пришла внезапная идея.
    Мужчина задумался на секунду.
    Да сколько же ему лет, - подумал парень, - сейчас он выглядит совсем молодо, разве что виски, они совсем седые. У него что глаза горят? Нет, наверно просто отсвет от костра.
    - Да, вампир. До свадьбы оставалось три дня, мы с Милли летали, будто на крыльях. Все уже было готово – продуман и заказан пир, созваны гости. Я купил кольца и шел домой, когда на глаза мне попалось то объявление - принести десяток шкур – сущая ерунда, почему бы и нет, -подумал я, - и уговорил Милли пойти на задание. В последний раз. После свадьбы мы собирались осесть в Тарио и открыть свою лавку.
    С интересом слушая, парень поднес флягу ко рту, но она была пустой.

    ДЕМОН И АНГЕЛ
    … - Мы уже шли обратно в город, когда он появился из ниоткуда. Прекрасный и ужасный одновременно, сломал лук и отбросил Милли небрежным взмахом руки, - медленно продолжил мужчина, - я вступил в бой. Но его скорость! Невероятная, он просто играл со мной, с легкостью отбивая мои, казавшиеся такими неловкими, выпады. Потом вампир деланно зевнул, поднеся бледную руку к лицу и сказал что пора заканчивать, и на лице его появилась улыбка, а из-под губ показались клыки. Кровопийца отбросил меч и выпустив когти впился мне в шею, но внезапно встрепенулся и оттолкнул меня. Оказалось, что Милли подкралась к чудищу у всадила ему в спину одну из своих стрел, он развернулся, и полоснул девушку когтями. Я собрал остаток сил, взмахнул мечем. Монстр повернулся ко мне. Удивление еще было на лице, когда срубленная его голова упала к моим ногам. Тело чудовища обратилось в кучу пепла.
    ЩЕЛК! Звякнула пряжка латного наруча, когда мужчина с седыми висками затянул ремешок.
    - А потом я кинулся к Милли, подхватил ее на руки, она посмотрела мне в глаза, и медленно, тяжело прошептала, «я тебя люб…» и свет в ее глазах погас. И это был момент, невыразимой тоски, когда понимаешь что уже ничего не изменить, и ничто уже не станет прежним.
    ЩЕЛК! Мужчина накинул капюшон и когда опустил руку, доспех звякнул.
    Парень поднес флягу к губам, но вспомнив что она пустая, опустил на траву у ног. Когда это он успел одеть доспех? Как я не заметил? Волнение все больше захватывало его.
    - Слезы, раскаленным металлом текли и обжигали лицо. И тут на меня упал невероятно яркий свет, что моментально принес покой. Я поднял лицо и увидел невероятно прекрасную фигуру, - продолжал говорить из-под капюшона мужчина, аккуратно подтягивая ремешки на доспехе, - она, излучала божественный свет, и я смог прошептать лишь одно слово… Помоги.

    ВАМПИР И ОХОТНИК
    Мужчина оперся на меч и встал, крошка-эльф взмахнув крылышками взлетела со своего места, показала острие зубки, и коготки, кошка вскочила со своего места и зашипела.
    - Мне точно известно, что в здешних лесах с недавних пор обитает вампир, - глаза мужчины вспыхнули в тьме капюшона, - я был слишком самонадеян и его прислужникам удалось меня серьезно ранить. Я нанес на рану целебный эликсир, но ему нужно было время, чтобы подействовать, а еще одно снадобье, что ты с таким удовольствием пил… Знаешь, оно имеет премерзкий вкус… для человека, но невероятно притягательно и дурманит разум… кровососам.
    Парень встал и улыбнулся, бледное лицо его исказилось в ужасной улыбке, показались клыки.
    - Браво! Прекрасная история.
    - Нужно было время, - мужчина снял с цепочки на шее небольшое, похожее на обручальное, колечко, и одел на палец, - знаешь, почему сердце считают символом любви?
    ЩЕЛК! Воин стукнул кулаком по груди.
    Именно через него ты ее чувствуешь, эту радость, эту боль.
    В груди седеющего воина резко что-то укололо и за спиной возник величественный дух.
    Кровопийца заметил, что одна из прядей волос духа имела необычный красноватый цвет. Вампир облизнул клыки, в мгновение ока оказался возле охотника и полоснул когтями по груди. Причудливые узоры на нагруднике вспыхнули и он выдержал ужасный удар.

    ЭПИЛОГ
    Мужчина отряхнул меч, от пепла. Драгоценные камни на рукояти затухали. Победитель смотрел в безразличное лицо духа.
    - Я люблю тебя, – прошептал воин.
    На секунду, лицо прекрасного духа приняло необычное, печальное выражение, а по щеке потекла одинокая, чистая как утренняя роса слезинка. Дух исчез, а кольцо на пальце воина стало теплым.

  5. #65

    Re: Конкурс “Записки о любви”

    Легенда об Алом Драконе и Золотом Фениксе


    Он встретил ее впервые два года назад, в месте, которое старожилы давно называли Горой Смерти. Много битв проходило на этих залитых солнцем, покрытых густым дерном холмах, вода в водопаде, что спускался в прекрасную долину, кем-то в древние времена вымощенную радужным булыжником, до сих пор имела красноватый оттенок от крови, обильно проливаемой в боях. Когда-то небесный гнев выжег всю южную часть холмов, превратив ее в черные от сажи, мертвые земли, где то и дело бродят огромные каменные чудовища, наводя страх на местных фермеров.

    Но то была такая древность, славная сражениями и воинами, теперь же эхо войны давно затихло, а погосты тысяч павших поросли подсолнечником и капустой. И лишь время от времени в эти земли поднимались небольшие группы вооруженных рыцарей, чтобы в тишине, подальше от любопытных глаз, а зачастую, и закона, пролить немного крови друг друга, решая споры, или же просто меряясь силой.
    Однако в тот раз воин, которого за смелость звали Алым Драконом, преследовал совсем иную цель. Он пришел сюда, чтобы погрузиться в нерадостные и тяжелые думы, вот уже долгое время угнетавшие его. Небесная гильдия, к которой он относился, была одной из трех сильнейших, что должны были хранить порядок на Теосе, и не позволить темным армиям Абсолема вновь повергнуть мир в отчаяние и ужас. Но вместо этого их ряды раздирали алчность и гордыня, и гильдии сражались друг с другом за власть и богатства. Вместо защиты смертных, божества разоряли их села и города, и облагали налогами. Они горделиво щеголяли золотыми доспехами, в то время, как крестьяне не знали, сумеют ли пережить очередную тяжелую зиму Сноулэнда.

    Воин был горд и доблестен. Но он также был частью небесного общества, где уже давно все привычно решалось силой и деньгами, и оттого его душу раздирали противоречия. Голова в алом шлеме упала на сильную грудь, и с губ Дракона сорвался тяжелый вздох.

    Мысли его прервал приглушенный крик, оборвавшийся так же внезапно, как и раздался. Воин нахмурился, поднялся с нагретого солнцем камня и спустился по обрывистому склону, срезая себе путь. У подножия холма, называемого горой Солнца-и-Луны, среди развалин древнего храма четверо небесных воинов окружили пятого – темноволосую женщину в светлых доспехах. Отсюда не было слышно, о чем они говорили, но голоса мужчин звучали тревожно и угрожающе. Женщина рассмеялась, и все пятеро схватились за мечи и копья. Алый Дракон прищурился. Он узнал знак гильдии на спине женщины – одна из враждебных. Окруживших ее воинов он опознать не смог, похоже, бесгильдийные наемники. Дракон презрительно скривил губы – таким доблесть была чужда. Они вчетвером набросились на одну, и она стойко давала им отпор, не отступив ни на шаг. Кровь брызнула на сухой вереск, и один из нападавших рухнул навзничь, забившись в предсмертной агонии.

    В этот момент Алый Дракон заметил, как из-за колонны выступил пятый наемник. Обнажив кинжал, он стал красться к запыхавшейся противнице, которая, теснимая врагами, не успевала обернуться. Прежде, чем лезвие злодея коснулось ее шеи, возле уха воительницы пропела стрела и пробила грудь негодяя насквозь. Наемники вскинули головы – на склоне горы одинокий рыцарь в алых латах вновь натягивал тетиву. Промедление вышло им боком – меч темноволосой воительницы снес вражьи головы с плеч, одну за другой. Последний успел скастовать заклинание переноса и удрать от расправы.

    Когда рыцарь спустился, женщина вытирала кровь с клинка плащом одного из убитых наемников. Она тоже опознала воина враждебной гильдии, но не выказывала страха.

    -Теперь все узнают, что ты помогаешь врагам, - ее голос был грудным и глубоким, с приятной хрипотцой.

    - Это так ты говоришь «спасибо»? – шлем скрыл от ее взора лукавую усмешку Алого Дракона.

    - За что мне тебя благодарить? – огрызнулась мечница. – Не вмешайся ты, мне не пришлось бы теперь оправдываться перед согильдейцами.

    - Верно, - кивнул воин. – Мертвые не оправдываются.

    Женщина хмыкнула. Гордость не позволяла ей поблагодарить врага. На ее короткий свист с вершины горы, на мгновение закрыв крыльями небо, спустилась огромная птица. Ее золотое оперение горело огнем под лучами полуденного солнца. Женщина ласково похлопала ее ладонью по шее и одним прыжком уселась в седло.

    - Феникс, - пробормотал воин. До чего нелепый выбор транспорта – эту птицу можно увидеть за километр. Смелость, граничащая с глупостью.

    - Как и я, - усмехнулась дева, и птица поднялась в воздух. Лишь много позже Алый Дракон понял, что она назвала ему свое имя.

    Это была их первая встреча. С того дня прошло больше года, прежде, чем он увидел ее вновь. В кислотно-розовых лесах Пандоры разыгралась масштабная битва за сундук древних сокровищ, совершенно случайно найденный патрулем. Она была там вместе с доброй дюжиной согильдейцев. Статная фигура, с развевающимся за спиной белоснежным плащом гордо восседала на золотой птице - ее сложно было не заметить.

    А вот Алого Дракона сопровождало лишь несколько товарищей. Они запросили в штаб гильдии о подмоге, но гонец был убит, не добравшись до портала в Тарио, величественную столицу небесных воителей. Завязался бой, не на жизнь, а на смерть. Все товарищи Алого Дракона пали, лишь он один, залитый кровью врагов и своей собственной, израненный, но не сломленный, остался на поле битвы, своим исполинским мечом круша черепа направо и налево, пока чей-то молот не обрушился ему на затылок. Свет померк в его глазах, воин закачался, устоял, но пропустил несколько ударов, и они отправили его на землю.

    Когда он пришел в себя, издав еле слышный стон, над ним склонилась Феникс. Она с интересом рассматривала его залитое кровью лицо, которое уже не защищал алый шлем, потерянный в бою. В руках у девы блестел обнаженный клинок.

    - Ну? Что там? – окликнули ее согильдейцы, взваливая сундук на повозку.

    Губы женщины дрогнули. Она резко выпрямилась, взмахнула клинком… И вложила его в ножны.

    - Этот тоже мертв, - небрежно бросила она. – Уходим.

    Как же Дракон желал, чтобы ее меч пронзил ему сердце! Как жестоко и мучительно было пережить такое унижение, когда его товарищи с честью и доблестью пали в бою!

    Но шли недели, раны заживали, и вскоре он снова был в строю. За то время, что он провел в лазарете, столкновения между гильдиями усилились. Теперь время от времени небесные воины хватались за оружие даже на улицах Тарио – территории, свободной от насилия. Словесные перепалки уже никого не удовлетворяли, и тихим, но едким шепотом летели слухи – быть гражданской войне. Ни король, ни королева, давно уже являющиеся только фикцией высшей власти, не способны были потушить пламя, пожирающее сердца.

    В просторном холле Храма богини Аскез было пусто. Даже священнослужители и храмовый меняла покинули это место. Однако в запыленных канделябрах горели свежие свечи. Алый Дракон, забредший сюда в поисках уединения, нахмурился и прошествовал в главную залу, где посреди колонн стояла статуя богини, прекрасной крылатой женщины, с весами Правосудия в одной руке, и мечом – в другой. Сперва ему показалось, что статуя ожила, и перед ним, в белоснежных одеяниях до полу, с тяжелой черной косой волос, перекинутой за спину, стоит сама Аскез. Но женщина обернулась - и наваждение исчезло.

    - Что ты забыл здесь? – грозно спросила Феникс. К ее пальцам прилип нежный лепесток паучьей лилии – дева принесла богине цветов.

    - Это место открыто для всех.

    - Не для тех, кто готов лишь разрушать.

    Сейчас, без доспехов, она казалась совсем хрупкой – и как только меч в руках удерживает? Но глаза ее были полны отваги.

    - Ты принес в храм Аскез оружие. Ты осквернил это место, с таким трудом очищенное после Великой Войны…

    - Оно давно осквернено теми, кто приходит сюда оплатить себе снятие грехов. И продолжает грешить дальше.

    Феникс вздохнула. Ее глаза наполнились грустью.

    - Ты прав. Мы привыкли так жить, не замечая, что давно уже стали немногим лучше демонов Абсолема. Нет у нас больше святынь, нет и чести – похоронено все под золотыми монетами. Элизиум пал в междоусобных дрязгах…

    Все тяжелые мысли, что не давали Алому Дракону спать по ночам, теперь оживали на устах маленькой женщины в белом. Казалось, словно Феникс читает его, как раскрытую книгу.

    Но нет, не мысли Дракона рождали губы девы – свои собственные, так же выстраданные бессонными ночами, так же глубоко лежащие на сердце. Бесстрашно и от всей души, она пылко откровенничала с представителем враждебной гильдии, движимая гневом и жаждой справедливости. Алый Дракон не сумел отыскать среди соратников того, кто разделял бы его сомнения и негодование. И неожиданно для самого себя, нашел такого среди врагов.

    Он ничего не ответил ей. Оба покинули храм Аскез, как и пришли – тайно, не рассказав о встрече ни одной живой душе.

    Однако зерна, уже давно проросшие в душе воина, а теперь, обильно политые пылкой речью Феникса, дали всходы.

    С этого дня их тайные встречи стали частыми. Разговоры стали душевнее, откровеннее, и вскоре оба уже не могли представить себе субботние вечера без походов в храм Аскез.

    Но потом разразилась гроза. Обстановка, и без того накаленная, все же действительно вылилась в то, чего так боялись многие, страшась даже самого этого слова.

    Война.

    Король и королева были убиты. Главы гильдий официально объявили соперников – врагами, и дали недвусмысленный приказ: уничтожать всех, кто не входит в их ряды. И в первый же день объявления войны белоснежная мостовая прекрасного мирного Тарио была залита кровью. Крики боли и ужаса, предсмертные хрипы наполнили улицы города, огромные клинки матерых воинов безжалостно разили всех вокруг, невзирая на мольбы и плач – женщин, детей, стариков. Словно орды Абсолема вновь наводнили столицу, неся смерть и разрушения, но все было куда хуже, ибо бесчинства и зло творил те, кто должен был защищать небесный город.

    Алый Дракон шел по изувеченным трупам – не было на мостовой и места, где не лежали бы убитые - дым и пламя пожаров налили адскими отблесками его красную броню. Из-за угла на него вылетело трое бойцов враждебной гильдии, и с задорными воплями обнажили мечи. Их головы слетели с плеч, все еще крича. Дракон свернул в ближайшую подворотню и скрылся в тенях – не боя искал он на этих улицах, в одну ночь превратившихся в некрополь.

    Храм Аскез был пуст. Даже в часы страшной бойни никто не стал искать спасения у богини. Сердце воина зашлось в тревожном порыве – на коленях, в полной броне, с оружием у ног, на коленях стояла Феникс. По ее лицу текли слезы, смешиваясь с кровью. Чужой кровью. Она горячо молилась, прижав ладони к груди, так страстно, что порой с губ летели капельки слюны. Но услышав шаги за спиной, она мгновенно схватила меч и, резко развернувшись, атаковала Дракона. Клинки завизжали, скрестившись. Воин отбросил женщину от себя, но контратаковать не стал, наблюдая, как она одним прыжком поднимается на ноги.

    Дева узнала его, и угрожающе подняла оружие. Они оба застыли, сверля друг друга тяжелыми взглядами.

    - И что теперь? – голос женщины охрип еще сильнее.

    - Что ты делаешь здесь?

    Феникс осеклась.

    - Там! – она гневно вскинула руку. – Там, за стенами идет бойня, а ты спрашиваешь, зачем я здесь?

    Алый Дракон покачал головой.

    - Молитвы не помогут. Мы отвернулись от богини, а она – от нас. Она нас больше не слышит.

    - Еще не поздно…

    - Поздно! – клинок воина рубанул воздух в стороне от женщины. – Нет больше времени ждать помощи богов! Нужно действовать!

    Дева в ужасе воззрилась на него. Ее крылья трепетали.

    - Небесные воители обезумели! Моя гильдия не слушает меня, их обуяла жажда убийства, послушает ли тебя – твоя?

    - Вот он! – раздались вопли за их спинами. Дюжина согильдейцев Алого Дракона наполнила залу.

    - Ты выследил эту золотую дрянь! – один из товарищей похлопал его по плечу. – Деться ей некуда. Кончай ее!

    - Насадим ее голову на пику и пошлем презентом главе ее гильдии!

    Феникс скривилась и смачно плюнула ему в лицо.

    - Толпой на одну, только так вы умеете?

    - Дрянь! – мужчина вскинулся и схватился за копье, намереваясь пришпилить деву насквозь к стене. Но Алый Дракон выбил оружие у него из рук. Согильдеец отшатнулся, не веря своим глазам.

    - Довольно. Хватит проливать кровь. Достаточно смертей на сегодня…

    - Ты сошел с ума… - прошипел согильдеец. –Предатель… Убить обоих!

    Алый Дракон вздохнул и схватился за меч.

    - Боюсь, моя гильдия меня уже тоже не послушает, - печально улыбнулся он Феникс, всаживая клинок в грудь бывшему товарищу.

    Спустя несколько минут все было кончено. Вытирая кровь с мечей и лиц, воин и дева вышли из оскверненного храма, оставив за собой гору трупов. Площадь была пуста. На горизонте теплился рассвет, возвещая приход нового мира тем, кто сумел пережить эту страшную ночь.
    Тишина накрыла город. Убийцы покинули его, а убитые навсегда умолкли. Лишь догорающие угли пожаров еще негромко потрескивали, иной раз выбрасывая искры сквозь дымку, плывущую над мостовой.

    - Тарио мертв… - свистящий шепот Феникс был полон боли и слез.

    - Мы возродим его. Небесный Город снова станет оплотом справедливости и мира. И ради этого я уничтожу все три гильдии, если потребуется… Если кто-то еще из них жив.

    Его голос стал тише. Воин снял с головы шлем и швырнул его к ногам. Алый металл жалобно звякнул об окровавленные ступени храма. Холодный ветерок, прилетевший из-за облаков, зашевелил волосы, мокрые от пота.

    - Но он один я не справлюсь. Ты нужна мне, Феникс. Мы станем новыми королем и королевой. Мы изменим этот мир к лучшему.

    Женщина подняла голову. Его глаза встретили ее взгляд, они были полны решимостью и … нежностью. Он действительно ждал ее ответа, и тонкие губы его сжались в совсем узкую ниточку. Феникс отвернулась и обвела глазами город, сожженный дотла, трупы, усеявшие его улицы, мостовую, алую не от рассветного солнца, но крови, залившей ее.

    И молча вложила свою ладонь в Его протянутую руку.

    - Крылом к крылу, - зашелестел ее голос. – Мы встретим наше будущее.

  6. #66

    Re: Конкурс “Записки о любви”

    Как много историй скрывает от нас время, стирая из памяти людей одну за другой детали, как много историй стало забыто навечно. Но есть история, которую я не могу забыть. Это история о прекрасных чувствах, отважном воине и могущественных существах. Это история настоящей любви. Я расскажу её вам, и пусть она останется в вашей памяти, и пусть ваши потомки услышат её. Я хочу, чтобы эта история жила вечно.

    Много веков назад шла страшная война. Это была борьба света и тьмы, принесшая смерть в наш мир. Наш могучий король Марс возглавлял армию Теоса, храбро сражавшуюся за будущее нашего народа. И они завоевали это будущее. Ценой тысяч жизней, они сразили зло и заточили в бездну. После кровавой битвы в нашем мире осталось немало существ, служащих правителю демонов. Всякий раз, когда кто-то из них выходил на охоту, король Марс отправлял за ними своих самых сильных и отважных воинов - серафимов. И вот однажды пришла тревожная новость в Тарио.

    Издалека раздавалось цоканье копыт о ступени, ведущие ко дворцу короля. Огромный единорог несся вперед, словно его преследовал голодный зверь, который вот-вот настигнет его и вонзит свои когти в плоть. Дворцовая стража с трудом остановила несущегося вперед коня. Крепко схватив поводья, страж пытался успокоить животное, но тот долго сопротивлялся, пока у него совсем не закончились силы. Единорог лег на землю и тревожным взглядом следил за всеми вокруг. Его дыхание было шумным и частым. Конь был один, седло едва держалось на ремнях, один из которых был разорван.

    На седле была крепко привязанная сумка, в которой страж нашел мятый сверток бумаги. Это была записка самому королю, в которой сообщалось о пропаже большого количества людей. Едва разобрав суть письма, страж немедля отправился во дворец.
    Распахнулись двери в огромный зал, наполненный солнечным светом. В самом конце, меж двух рядов массивных колонн, располагался трон короля и его верной супруги королевы Леоноры.

    - Ваше величество, - громко обратился страж к королю, - пришла плохая весть из леса теней.

    Быстро подойдя к трону, он встал на колено и протянул сверток королю.

    Твердо оперевшись руками о трон, Марс медленно встал и взял письмо. Едва он начал читать, как лицо его нахмурилось. Прочитав, он свернул письмо и стоял молча. Королева была встревожена таким поведением короля, она не спускала с него взгляда, ожидая хоть каких-то слов. После недолгого молчания, Марс направил свой взгляд на стража и отдал приказ:

    - Отправьте в лес серафима. Пусть он узнает, что произошло с его жителями, - сказав это, он развернулся и направился к трону.

    - Ваше величество, но кого именно послать нам?

    Король оглянулся назад и тихо промолвил:

    - Лучшего воина. Имя его - Асмодей.


    Воздух в лесу был влажным и наполнен ароматами трав. Кроны деревьев почти полностью перекрывали небо, пропуская лишь тонкие лучи света, слегка освещавшие дорогу в глубине леса. Было необыкновенно тихо, словно все обитатели леса спали глубоким сном. Но это было не так. Они чувствовали пребывание в лесу чего-то опасного, они понимали это. Серафим добрался до деревни Ку, находившейся на окраине леса. Это мирное и тихое место нравилось Асмодею. Со строны реки дул легкий, прохладный ветер, а позади был слышен шум густой листвы. Это место покоя, но этот покой в нем был нарушен. Староста деревни, едва увидев серафима, спешно пошел к нему. Было видно, что он старался сдерживать эмоции. Страх перед неизвестностью заставлял бояться всех. Пересилив себя, он рассказал серафиму всё, что знал и видел, что ему рассказывали жители деревни. По словам старосты, всё началось с леса драконов. Именно там пропал первый человек.

    Выслушав его, Асмодей направился туда, чтобы узнать, что происходит в этом лесу. Чем ближе он был к лесу драконов, тем больше чувствовалось присутствие зла в этих местах. Вокруг царила тишина, лишь изредка тишину прерывал хруст сухой ветви или травы, сломанной одним из оставшихся зверей. Он пришел на поляну леса и...

    Серафим был ошеломлен. Среди выскоих деревьев, в самом центре поляны сидела девушка, бережно поглаживая нечто темное. Она совсем не обращала внимания на него, продолжая что-то тихо наговаривать, глядя вниз. Асмодей подошел ближе и разглядел это темное нечто. Рядом с ней лежал маленький медвежонок, окутанный темной мглой.

    - Это проклятие, - тихо сказала она дрожащим голосом.

    - Откуда оно?

    - Я не знаю. Этот туман... он здесь всюду. Каждое животное рано или поздно становится проклято. А потом умирает...

    Глаза девушки начали наполняться слезами. Она опустила голову и аккуратно вытерла слезы рукавом платья.

    - Кто вы?

    - Целитель, - резко ответила она, - я часто хожу сюда, чтобы помочь обитателям леса выжить. Но... когда проклятие стало поглощать их жизни, я больше ничем не могу им помочь.

    - Неужели вам не страшно ходить сюда? Это опасно.

    - Страшно. Но я хочу им помочь. И помогаю.

    Асмодей не знал что ему сказать. Он был удивлен, насколько смелой была столь хрупкая девушка. Она была молода и красива, её тихий, спокойный голос был как музыка леса.

    - Вы поможете мне отнести его в деревню? - внезапно спроисла она, - я знаю, что наш алхимик знает множество рецептов зелий. Возможно, он может помочь.
    Серафим кивнул головой и аккуратно взял на руки медвежонка. Малыш дрожал, его дыхание было редим. Жизнь в животном угасала.
    Всю дорогу девушка смотрела на медвежонка, изредка поглаживая его. Добравшись до деревни, они направились в дом алхимика. Спустя несколько минут к ним пришел и староста деревни. Новости о произошедшем заставили его нервничать. Рассказав всё и убедившись, что девушка с малышом в безопасности, Асмодей вновь отправился в лес, в самый его центр.


    Снова пустошь, тишина вокруг. Темная мгла исходила из центра и распространялась по всему лесу драконов. Чем ближе, тем темнее был туман. Но погодите... Что же это?

    Среди мощных стволов деревьев, сквозь густой туман был виден образ огромного зверя, медленно бродившего по центру леса. Его громкое дыхание было слышно издалека. Асмодей медленно приближался к зверю, не спуская с него глаз. Тот почувствовал присутствие серафима и скрылся за огромными стволами деревьев. Потеряв его из виду, серафим притих в ожидании. Снова тишина.

    И вот, неожиданно, зверь набросился на него из неоткуда. Серафим сдерживал натиск существа магией, отталкивая его и ослепляя светом. Взмахнув огромным мечом, Асмодей вызвал воздушную волну, сбившую его с ног. Началось сражение с чудовищем, прибывшим из самых глубин бездны.
    Зверь был повержен. Произнеся заклинание очищения, Асмодей развеял мглу и рассмотрел его. Тот же след проклятия, что был и на медвежонке. Это он был его источником.

    Всё в воздухе словно замерло после смерти чудовища, темная мгла начала рассеиваться и сквозь вершины деревьев начали проходить лучи солнца. Казалось, что всё закончено. Проклятия больше нет.


    Серафима встречали все жители деревни. Люди ликовали: разрушающее природу проклятие ушло из леса, они спасены. Асмодей уединился со старостой, чтобы рассказать ему всё произошедшее. Он слушал его внимательно, сохраняя невозмутимый, строгий вид. Когда Асмодей замолчал, он кивнул и сказал ему:

    - Спасибо тебе за твою помощь. Я и представить не мог, что там происходило на самом деле. Надеюсь, что больше нас они не потревожат. Хотя бы в ближайшее время, - тяжело вздохнув, он оглянулся на небольшой дом и тихим хриплым голосом сказал - она действительно была там? Так далеко от дома?

    - Да, я нашел её там. Кто она?

    Старик загадочно улыбнулся и тихо произнес её имя:

    - Мирта...


    Мирта. Это имя не выходило из головы серафима. После возвращения в Тарио, он не прекращал думать о ней, каждый день вспоминая тот образ нежной, спокойной девушки, с молочно-белой кожей. Он не понимал своего чувства. Ему хотелось узнать её лучше, услышать голос. И вот, в один обычный день, он снова пришел в лес теней. Это был теплый, солнечный день, всё в лесу пело. Жизнь и вправду вернулась туда.

    Приблизившись к деревне, Асмодей заметил в роще знакомый ему силует. Это была Мирта. В тот миг его сердце стало стучать чаще, желание заговорить с ней боле было невозможно пересилить. И вот - долгожданная встреча. Они провели весь тот день вместе, общаясь друг с другом. И с того дня они часто виделись. Асмодей любил слушать рассказы Мирты, наслаждаясь её голосом, улавливая каждую нотку эмоций. Их простое общение перерастало в нечто большее, нечто прекрасное, что описывают поэты стихами, о чем так трепетно поют барды. В сердцах столь разных людей зародилась любовь. Асмодей больше не представлял жизни без её прекрасных глаз, нежного прикосновения руки к его телу.


    Солнце ярко светит над лесами, тихо шумевшими от легкого ветра. Асмодей и Мирта сидели в тени высокого дерева в лесу драконов. Оба молчали, наслаждаясь каждой минутой, проведенной вместе, и лишь изредка они что-то рассказывали. День прошел быстро, солнце уже опускалось к горизонту. На лес ложились тени высоких гор. Двое влюбленных отправились к пруду лотосов. Мирта хотела показать Асмодею это место в лунном свете.

    - Я уверена, ты ещё никогда такого не видел! - стремительно шла она вперёд, тянув за руку асмодея.

    Но оно не было таким прекрасным...

    Забежав в самый центр пруда, они остановились. Мирта с удивлением начала оглядываться по сторонам, пробегая взглядом по каждому уголку этого места. Земля была сухой и растрескавшейся, не осталось ни единого растения. Лишь голые камни...

    - Что здесь произошло? - прошептала Мирта, едва сдерживая слёзы.

    Асмодей, едва сделав шаг и положив руку ей на плечо, остановился и замер на месте. Со всех сторон задул ветер, вздымая пыль и лежавшую там сухую листву. Всё сильнее и сильнее. Мирта была напугана: она прижалась к Асмодею и тревожно наблюдала за происходящим.

    - Тебе нужно уйти, - тихо сказал он.

    - Что?

    Не успел он ответить ей, как из земли начал пробиваться лучами яркий свет. В одно мгновение мощной волной разорвало каменные плиты и разбросало по всему пруду. Асмодей создал барьер и отразил глыбы камней, полетевшие в их сторону. Крик Мирты заглушал грохот разбивающихся о стены пруда камней. Когда пыль осела, пред ними воссиял огромный портал, из которого появилось нечто.

    Могущественный архидемон явился в этот мир.

    - Мирта, спрячься.

    Отпустив возлюбленную, он медленно начал двигаться в сторону архидемона.

    - Тщетно, - усмехнулся демон, - вам не уйти живыми. Сама судьба распорядилась, чтобы вы стали моими первыми жертвами.

    - Тебе не победить, - взмахнув рукой, Асмодей призвал божественное оружие.

    Мирта, скрывшись за большим камнем, следила за ними. Её сердце стучало настолько быстро и сильно, что казалось, что оно вот-вот разорвется на части. Она понимала кто появился извне, и понимала, насколько он силён.


    - Он не справится...


    Серафим вступил в схватку с архидемоном. Тот был очень силен: его магия была разрушительной силы. Однако, Асмодей не зря был назван сильнейшим из всех. Он не прекращал наступать, всё быстрее и быстрее нанося удары, пытаясь ослабить противника. Но...

    Архидемон вобрал всю силу в один поток и пустил его в Асмодея. Встав в стойку, Асмодей создал барьер и оградился от смертельного удара. Мощный поток не прекращал поступать и всё больше ослаблял барьер. Всё в округе осветило ярким светом, исходившем из центра пруда.

    Силы были на исходе, ещё немного, и Асмодей не сможет держаться.

    - Я не могу...

    И в этот миг время словно замерло. К нему прикоснулась рука.

    - Мирта?..

    Он оглянулся назад и увидел её, но не такой, какой она была. Мирта обратилась в сущность духа леса.

    - Я помогу тебе, - прошептала она.

    Воззвав к лесу, Мирта прониклась его силой и отразила магию архидемона. Ударная волна с шумом размела всё вокруг. Теперь их двое. Вместе они стали единым орудием, способным уничтожить противника.

    Архидемон ослабевал от их натиска и в конце концов полностью лишился силы. Свалившись от бессилия на землю, он яростно сжимал кулаки. Асмодей решительно стал подходить к нему, чтобы завершить это сражение. Понимая, что противостоять их силе в этом мире он не сможет, архидемон вновь открыл портал. Но он не хотел просто сбежать. Он затянул за собой серафима.

    Портал исчез и всё стихло...

    Асмодей громко приземлился на землю. Оглядевшись по сторонам, он понял, что архидемон затащил его в самую глубь безды, откуда являлись демоны в мир Теоса. Спустя мгновение он снова предстал перед ним, паря в воздухе и величественно раздвинув руки.

    - Ты силен в своем мире, но теперь, здесь, ты проиграешь, серафим. Боги больше не помогут тебе.

    - Ты ошибаешься...

    Земля задрожала под ногами серафима. Архидемон был в смятении: он не понимал что происходит. Вокруг Асмодея образовалась огненная воронка, которая полностью поглотила его и словно проникла в тело. Бездна не стала для него ловушкой, она стала источником его силы. Он перевоплотился в демоническую сущность: яростного духа, пылающего огнем бездны.

    - Твой конец пришел, Алекс, - Асмодей с яростью ринулся в бой, оставляя за собой длинный огненный шлейф.


    Архидемон пал.


    Его бездыханное тело так и осталось в глубине бездны. Это было напоминанием всем оставшимся демонам, что Теос охраняют сильнейшие воины, и если кто-то из них посмеет ворваться в мирную жизнь людей - их ждет та же участь.


    Всё это время Мирта сидела у пруда и тихо плакала, всё думая о том, что с её возлюбленным. И вдруг за её спиной засиял портал. Она резко обернулась, её сердце застучало. Она ожидала увидеть архидемона.

    В сиянии появился силует, и лишь когда свет растаял, она поняла, что это был Асмодей. С криком Мирта подбежала к нему и крепко обняла, повторяя вновь и вновь то, как она рада ему. Что он жив. Асмодей улыбнулся и нежно обнял её, положив голову ей на плечо.
    Всё закончилось. Лес теней снова спасён. Через несколько дней, когда они оба прибыли в Тарио, король Марс пригласил их в свой дворец. Он отблагодарил их за спасение народа леса теней и уничтожение архидемона. Когда разговор подходил к концу, король спросил у них, чего они хотели бы за спасение жизней. На что Асмодей ответил сразу:

    - Я хочу получить ваше благословение, - он вынул из своей сумки небольшую коробочку и, повернувшись к Мирте, встал на колено, - Мирта, спустя всё время, проведенное с тобой, все беды, пережитые вместе, я хочу спросить у тебя одно - ты выйдешь за меня?

    Он раскрыл коробку, в которой лежало невероятно красивое обручальное кольцо.

    Мирта была ошеломлена, её глаза засияли счастьем.

    - Я согласна, - прошептала она, протянув ему руку.

    Все присутствовавшие в зале улыбались. Встав с трона, Марс громко объявил:

    - Готовьте праздник. Нас ждет свадьба самых храбрых жителей Теоса. Благословляю вас, Мирта, Асмодей. Пусть ваша жизнь будет мирной отныне и навсегда.

    Такой была история о необычной любви. О любви великого воина - хранителя бездны Асмодея и лесного духа Мирты.

  7. #67

    Re: Конкурс “Записки о любви”

    Сестры близнецы Жанна и Агнесс всегда были вместе. Словно лед и пламя девушки дополняли друг друга. Они всегда делились своими секретами и переживаниями между собой. Сестры часто приходили к Парту, он был их другом детства. Втроем ребята ходили на задания, а вечерами сидели в таверне и обсуждали все, что произошло за день. Только Агнесс знала секрет младшей сестры, та давно была влюблена в Парта. Жанна боялась рассказать ему об этом, ведь если он отвергнет ее, то она больше не сможет смотреть ему в глаза. Агнесс поддерживала ее и предложила ей признаться мужчине в день Святого Валентина. Младшая очень переживала, но всё же решила послушать совета сестры. Но один секрет Агнесс ей так и не рассказала, она тоже любила Парта, дольше чем сестра. Когда Жанна рассказала ей о своих чувствах к мужчине, старшая сестра решила, что не будет бороться с ней и сделает все, что бы та была счастлива.
    Праздник был все ближе, и Агнесс с каждым днем все больше отстранялась от ребят. Она поддерживала сестру, но самой ей становилось всё больнее от мысли, что ей никогда не быть с тем, кого она любит. Девушка ходила на задания одна, не предупредив сестру. Жанна была обеспокоена этим, но так и не спросила у старшей, в чем дело. Агнесс пыталась отвлечься и выполняла задания, не давая себе отдохнуть и пары часов. Она даже не спрашивала подробностей, просто следовала вперед.
    Это было обычное задание в Долине Грома, добыть несколько редких кристаллов, так она думала. Агнесс даже не стала слушать предостережения, она часто там бывала, ей не за чем переживать. Девушка отправилась в путь так и не дослушав эмиссара. Когда она прибыла на место, уже стемнело. В долине всегда было шумно, молнии там не переставали сверкать, сменяясь басами грома. Агнесс решила отдохнуть, в темноте искать кристаллы бесполезно. Утром она отправилась в Долину Духов, ведь там и должны находиться необходимые материалы. Девушка и представить не могла, что окажется запертой в этом месте.
    Эмиссар предупреждал девушку, что это очень опасно, но она и слушать не стала. Ни один воин не согласился на это задание. По городу ходили слухи о духе, который блуждает по Долине Грома. Пропало несколько человек в тех землях, Оракулы говорили про искажение пространства, создаваемые неизвестным духом, поэтому никто не решался испытать судьбу. На следующий день разнеслись вести о том, что Долина грома теперь недосягаема. Путь, который вел в это пугающее место, словно испарился, Долины будто бы и не было. Эмиссар сообщил Жанне об этом, и та начала паниковать, она пыталась придумать, как ей спасти сестру, но ничего не приходило в голову. Девушка в слезах пришла к Парту, в надежде, что он хоть что то придумает, она и забыла о том, как хотела ему признаться в чувствах, сестра была важнее. Выслушав ее, мужчина будто бы стал совсем другим, Жанна никогда его не видела таким. Словно пропала не подруга, а часть его самого. Парт сорвался с места и отправился к оракулам за подробностями. Жанна не успевала за ним бежать, он будто бы ее не замечал вовсе. Когда девушка добралась до оракулов, Парт уже выходил из здания. Она даже слова не успела сказать ему, как он вновь куда то убежал. Жанна зашла к оракулам, что бы узнать о чем же они говорили. Ей поведали о возможности попасть в долину, но это было очень рискованно. Так как это место стало зоной вне этого мира туда можно добраться лишь с помощью камней телепортации, но это крайне опасно. Эти камни очень опасны в использовании, они могут перенести человека в совершенно неизвестное место, и получится ли вернуться назад, никто не знает. Всем известны давние истории о пропаже нескольких героев, которые изучали земли за границами Теоса, из очередного путешествия они так и не вернулись. Но проблема даже не в этом, использование камней запретили, и найти их не так просто. Однако парт знал человека, у которого они точно есть. Касэ как то хвасталась тем, что во время забега нашла несколько камней и теперь она хранит их как реликвию. Парт пытался найти ее, но девушка покинула город несколько дней назад и по словам Трайлокии должна вернуться лишь через неделю. Парт узнал подробности путешествия Касэ и незамедлительно последовал за ней. А Жанне оставалось только ждать возвращения Парта и сестры.
    В это время Агнесс поняла что заперта в этой Долине. Она провела там одна 5 дней и потеряв надежду вернуться решила, что так даже лучше, ведь ей не придется страдать, ее сердце не будет разбито и сестра будет счастлива, все только к лучшему.
    Парт встретил Касэ когда та уже возвращалась назад, он искал ее целых 5 дней, но нашел. Выслушав его, девушка решила отдать ему камни, хоть кому то они будут полезны. Она сняла с шеи кулон в котором было несколько святящихся камней и отдала Парту. Мужчина незамедлительно использовал камни, как его научили оракулы и оказался среди горной местности. Он слышал раскаты грома. Да, он попал в нужное место. Несколько часов он бродил по долине и, наконец, нашел ее. Агнесс сидела у камня, у нее не было больше сил идти. Парт подбежал к ней и обнял. Девушка подумала, что это сон, ведь его не может здесь быть. Они просидели там еще некоторое время и разговаривали. Парт сказал ей, что очень давно ее любит, но никогда не решался признаться, ведь она была подругой детства. Агнесс расплакалась и призналась ему в своих чувствах. Они использовали еще один камень и очутились в Тарио. Жанна была рада возвращению сестры и поняв что эти двое теперь вместе решила не говорить Парту ничего. Главное что Агнесс жива и счастлива, и может ее счастье тоже скоро наступит, кто знает.

Страница 4 из 4 ПерваяПервая 1 2 3 4
  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •